Монастыри в кон. XVIII— нач. XX в. (Правовой статус монашества.)

15 декабря 2014 г.

Монашества в кон. XIX — нач. XX в. определялся как каноническим правом РПЦ, так и нормами государственного законодательства. От постригавшегося в монашество требовалось добровольное согласие; принуждение к пострижению влекло по закону уголовное наказание. Никакой прежний образ жизни не мог служить препятствием ко вступлению в монашество, ибо оно само по себе рассматривалось как «подвиг постоянного покаяния», а возможность покаяния доступна каждому.

По российским законам пострижение разрешалось мужчинам не моложе 30, а женщинам — 40 лет. Кроме того, поступающий в мон-рь должен был быть свободен от обязанностей, не совместимых с монашеским званием. Постриг женатого мужчины или замужней женщины был возможен только в случае, если оба супруга изъявляли желание по взаимному согласию принять постриг и не имели детей или их дети уже стали взрослыми и не нуждались в родительском попечении.

Запрещалось постригать лиц, находившихся под судом или имевших невыплаченные долги. Находившиеся на военной или гражданской службе обязаны были получить увольнение от начальства, а лица податных сословий — увольнительные свидетельства от сельских и городских общин, к которым они были приписаны. Дворянин, поступавший в мон-рь, должен был передать свое родовое имение наследникам; «благоприобретенным» имуществом (приобретенным путем покупки на личные средства, пожалования или дарения) он мог распорядиться по своему усмотрению, из этого имущества полагалось сделать взнос (вклад деньгами или иным видом имущества) в мон-рь, куда он поступал. Впрочем, в мон-рь принимали и без вклада, но такие лица (обычно из податных сословий) не имели права голоса при решении монастырских дел.

До 1832 г. постриг в монашество происходил только с разрешения Святейшего Синода. В 1832 г. Московской и Грузино-Имеретинской синодальным конторам разрешили давать санкцию на пострижение без запроса в Синод. После указа Синода от 29.09.1865 разрешение на постриг давал уже епархиальный архиерей. Желающий принять монашество обращался к нему с прошением, в котором указывался и мон-рь, где проситель намеревался пребывать, к прошению прилагались рекомендации благочинного и свидетельства, удостоверявшие, что для пострижения нет препятствий. Епархиальный архиерей в годовых отчетах в Синод прилагал и список постригшихся в монахи.

Поступивший в мон-рь сначала в качестве послушника (или послушницы) проходил трехгодичный «искус послушания» — подготовки к принятию монашества. Для лиц, заведомо расположенных к монашеской жизни, этот срок мог быть существенно сокращен, а в случае тяжкой болезни и вообще отменен. От трехгодичного срока послушничества освобождались окончившие класс богословия в семинарии или в духовной академии, вдовые иереи и диаконы.

По истечении трех лет послушник мог отказаться от пострига и покинуть мон-рь. Численное преобладание послушников над мо-нашествующими в кон. XIX — нач. XX в. (послушники составляли 70% насельников мон-рей) свидетельствует о том, что почти половина послушников не принимала пострига. Государственное и церковное законодательство России XIX в. допускало добровольное оставление иночества, а также определяло порядок лишения монашества за серьезные проступки. Если монах изъявлял желание добровольно сложить с себя монашеский сан, в течение шести месяцев его увещевали настоятель со старшей братией.

Если увещевания были безуспешными, консистория выносила постановление о снятии монашества, которое приводилось в исполнение только с разрешения Святейшего Синода. Уволенный из монашества возвращался в то состояние, к которому принадлежал по рождению, без возврата преимуществ, чинов и отличий, какие им были приобретены до пострижения (Устав дух. консист. IX, 348); кроме того, на него налагалась семилетняя епитимия, во время которой ему нельзя было занимать должности на гражданской службе и проживать в той губернии, где был монахом, равно как и в обеих столицах (Москве и Петербурге).

«Если монах лишается своего сана по приговору духовного суда за свои проступки и преступления, оскорбляющие монашеское звание, то ему уже навсегда воспрещается въезд в столицы и приписка к городским или сельским обществам в той губернии, где был монахом... он получает место жительства без прав состояния, принадлежащих ему по рождению, по указанию гражданского начальства» (Павлов А. С. Курс церковного права. Серг. П., 1902. С. 229).

 

 

Товар добавлен в корзину